цитаты из книги Мамардашвили о кризисе сознания | Еврейская глубинна
English (United Kingdom)Deutsch (DE-CH-AT)Ukrainian (Ukraine)Russian (CIS)

news blog logo
news menu leftnews menu right
top news photography Коктейль: Кабала, психология, хасидус, и разные приправы.

Рав Меир Брук. Персональный сайт о загадках и ресурсах еврейской традиции в современном мире для современного читателя. О воспитании, о каббале, о хай-теке, о внимании, о возрастных кризисах и т.д. Автор - работает над созданием русскоязычной еврейской общины в Jewish center of Brighton Beach - Бруклин, Нью-Йорк. Read more...
цитаты из книги Мамардашвили о кризисе сознания
Автор: M. Bruk   
05.02.2011 12:35

В условиях классической эпохи организация сознания людей и направленное воздействие на него не имели существенного значения, не использовались в массовом масштабе для организации самого общества.
Общественные структуры – еще не предполагали никакой направленной организации сознания, оставляли индивидов на уровне стихийного познания их положения,

Исторический период, в течение которого западная философия трансформировалась из классических форм в современные, был отмечен
- кардинальными научными открытиями,
- возникновением совершенно новых отношений в сфере экономической и социально-политической практики,
- невиданно крутой ломкой условий организации и осуществления интеллектуального труда.
Именно на это обстоятельство, весьма редко учитываемое в историко-философских исследованиях, нам и хотелось обратить внимание.
В современных условиях направленное воздействие на индивидуальное сознание, его заведомое программирование, кодирование и унификация стали органическим элементом механизма регулирования общественной жизни.

Главные инструменты - средства массовой информации, пропаганда и реклама.
Сегодня налицо особая "индустрия сознания", обслуживаемая целой армией работников интеллектуального труда
Цель системы - организовать массовые коммуникации, для решения коммерческих и идеологически-пропагандистских целей, задача развлечения аудитории, "фабрикация грез", направленная систематизация стихийно складывающегося сознания, и т.д.
На место медленного, спонтанного вызревания мифов, характерного для традиционных обществ, современный мир поставил своего рода рациональную фабрикацию мифологий.
Если раньше мы имели дело с непросвещенной, предоставленной самой себе массой, то начиная с 20-30-х годов нынешнего столетия (а особенно после второй мировой войны) мы имеем дело с массой, подвергшейся целенаправленной психо-идеологической обработке.
У современной аудитории, предрассудки сконцентрированы, а рассудок дезорганизован, ослаблен, дестимулирован. Контакт с этой аудиторией всегда опосредован именно тем социальным инструментом, с помощью которого осуществляется сам процесс катализации и накопления массовых предрассудков. Мы имеем аудиторию, завербованную массовыми коммуникациями, и мыслящую в формах и терминах этих же коммуникаций.
Человек должен совершить усилие, чтобы противостоять действию "индустрии сознания".

ГЛУБИННОЕ ОПИСАНИЕ ПРОБЛЕМЫ.
Особенностью человеческой душевной организации и психики вообще является неспособность к адаптивной, приспособительной деградации. Коль скоро духовно-психологическая развитость налицо, ее нельзя уже просто отменить, как нельзя перестать различать цвет и свет, уничтожив развившуюся в истории дифференцированность индивидуального аппарата восприятия.
Поэтому искажение сознания, внутреннего мира здесь оказывается очень сложным по своей структуре, а не таким, каким оно было бы, если бы живое человеческое сознание действительно могло стать лишь сырьем для "индустрии сознания". Для массы людей современного общества приспособление к условиям современной социальной организации возможно поэтому лишь в порядке психологического самоувечения, сложных (неоткровенных, полусознательных) манипуляций над собственным сознанием.
Человек как бы отстраняется от всех своих поступков. Защищаясь от давления системы, он творит "преступления без вины и достижения без заслуги", перестает быть виновником чего бы то ни было. Однако чем более ухищренной становится его защитная маскировка, тем чаще он сам оказывается во власти ощущения собственной малоценности. Соответственно снижается его способность к активной интеграции впечатлений, чувств, внутренних состояний – способность противостоять деструктивным психическим процессам.
В страхе перед обнаружением своей психической конституции он сам не желает ее знать, сдерживает работу рефлексии, пытается не доводить до сознания тайную душевную жизнь. Перед нами то, что Фрейд называл "вытеснением в подсознательное": полупроизвольное подавление индивидом всех впечатлений, склонностей, желаний, которые могли бы помешать его социальному приспособлению. Результатом этого вытеснения (образующего, заметим, полную противоположность произвольного воздержания от поступка при осознании его субъективной желательности) оказывается подпольная жизнь вытесненного влечения, постоянное – непонятное для самого индивида-психическое напряжение, невротические несообразности и срывы в его поведении.
Если "серость", "примитивность", "частичная дебильность" являются достаточно типичными чертами тех, кто достиг успеха в системе современного организованного истеблишмента, то невротичность, деструкция, слабая внутренняя скорректированность сознания оказываются столь же характерными чертами рядового человека.
Реальность преломляется в особенностях построения внутреннего мира личности, в социально-типичных деструкциях индивидуального сознания.
Шаги к осознанию.
Современное западное общество рассматривается экзистенциализмом как "больной мир", переполненный душевно неполноценными людьми. Характернейшей чертой современной эпохи экзистенциализм считает широкое распространение "неподлинного поведения".
Речь идет об образе действий человека, которого нельзя упрекнуть ни в циничном лицемерии, ни в сознательном самообмане, но который в то же время не является до конца искренним ни по отношению к другим, ни по отношению к самому себе. Он напоминает актера, грубо и неумело вжившегося в предложенную роль; его мысли (даже те, которые переживаются как оригинальные) похожи на сценические реплики, заранее написанные кем-то другим, его поступки – всегда отчасти жесты, рассчитанные на восприятие невидимой, но как бы постоянно наблюдающей за ним аудиторией; его чувства непременно содержат в себе элемент самоаффектации. Даже самые напряженные эмоциональные состояния этого человека (испуг, радость, восхищение и т.д.) несут на себе печать "сделанности".
Внутреннее состояние субъекта "неподлинного поведения" – это болезненная напряженность, постоянное опасение за неправдоподобность своей жизненной игры, за неумение быть тем, чем он пытается быть. Не осознавая свою игру как игру, он вместе с тем остро переживает фальшивость этой игры, не лжет преднамеренно, но испытывает "стыд лжи" – впадает в депрессивные состояния, поддающиеся описанию в терминах патопсихологии.
Действительную ответственность за него (а равно – и за вызываемые им формы душевной патологии) несет сам индивид. Он выбрал свои недуги вместе с теми выгодами, которые обеспечивает социально-ролевой (полусознательно актерский) образ жизни. Душевное расстройство не просто постигает его, оно является результатом своего рода "психологического членовредительства".
Индивид становится соучастником и проводником осуществляемой над ним духовно-идеологической манипуляции. Система подчиняет его внутренний мир лишь потому, что в страхе перед последствиями он соглашается на полусознательное самовнушение.
На всякую попытку самоманипуляции, какими бы основательными мотивами она ни вызывалась, сознание отвечает деструкцией, душевным расстройством: оно "мстит своему собственному субъекту".
Работа с сознанием начинается с понимания его как двуслойной структуры. В ней выделяются сознание-субъект и сознание-бытие. Установление "нормальных" ("здоровых", "добросовестных") отношений между двумя этими инстанциями – таково основное требование психоанализа и экзистенциализма,
Сознание-субъект испытывает потребность, чтобы все исходящие от него действия были осознанно преднамеренными и переживались индивидом как его собственные решения, вину за осуществление которых (авторство) он не делит
ни с внешними обстоятельствами,
ни с наличными требованиями социальных институтов,
ни с бессознательно-импульсивными влечениями.
Рефлексия, как она понимается феноменологией, экзистенциализмом и психоанализом, открывает человеку его самого, как объект, претерпевающий воздействие внешнего мира, помещенный в лабораторный тигель жизненных испытаний. В актах самосознания индивид отдает себе отчет в результатах этих испытаний, осознает, чем он является по своему внутреннему содержанию, в качестве кого противостоит направленным на него притязаниям внешнего мира.
ВЫВОДЫ.
Первая и основная проблема, заключается, во-первых, в осознании реальности данной ситуации, а во-вторых, и это главное, в поисках возможностей высвобождения сознания от давления деформирующих и дезориентирующих его факторов.
На материале истории философии самосознания достаточно ясно прослеживаются общие изменения, которые буржуазная философская мысль претерпела при переходе от классических к современным формам.
С одной стороны, мы наблюдаем возросшую чуткость к новому комплексу проблем, связанных, прежде всего, с усложнившимися социальными условиями существования мышления;
с другой – очевидную неспособность овладеть этими проблемами именно как социологическими, общественно-историческими, стремление вновь ввести их в традиционное русло методологического и морального ориентирования мыслящего индивида.
В современной философии не случилось того, что произошло в физике XX в. и вообще в современном естествознании, пережившем свою революцию и сумевшем создать подлинный синтез классических и неклассических представлений в принципиально новой картине природного мира.
На сегодняшний день в рамках современной западной культуры еще не сложилась действительно "новая" философия, которая адекватно концептуализировала бы стихийно развивающийся современный опыт и нашла средства для систематического мысленного освоения изменившейся проблемной реальности. Усилия философии не сложились в единое целеориентированное действие. В итоге современная западная философия в целом сохраняет все признаки кризиса и легче поддается описанию в терминах, употребляемых для выражения кризисных состояний цивилизаций и культур.

 
Баннер

Расписание

Классы в JCBB - 2915, Ocean Parkway, Brooklyn, NY, 11235:

- суббота:

2-4 рм - урок
4-5 рм - праздничная субботняя трапеза

 


 

 

Баннер
Баннер

мой сайт в Сети:





Реклама:

Все права защищены 2010-2018. © Рав Меир Брук (из Бруклина) | Об использовании моих публикаций.