English (United Kingdom)Deutsch (DE-CH-AT)Ukrainian (Ukraine)Russian (CIS)

news blog logo
news menu leftnews menu right
top news photography Коктейль: Кабала, психология, хасидус, и разные приправы.

Рав Меир Брук. Персональный сайт о загадках и ресурсах еврейской традиции в современном мире для современного читателя. О воспитании, о каббале, о хай-теке, о внимании, о возрастных кризисах и т.д. Автор - работает над созданием русскоязычной еврейской общины в Jewish center of Brighton Beach - Бруклин, Нью-Йорк. Read more...
ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ
23.05.2011 00:00
В.В. : Обычная задача для предисловия – ответить на вопрос: «О чем, собственно, эта книга, которая лежит перед читателем?». В отдельных случаях, когда подача материала несколько отличается от стандартной, желательно объяснить, как «это» было сделано автором. Чтобы сразу убить двух зайцев, я задам своему соавтору вопрос «о чем», и попутно читателю станет понятно, что материал будет подан в виде системы вопросов и ответов. Итак, о чем, по твоему мнению, эта книга?

Б.Я.: Мы живем в удивительное время, мы являемся современниками – и участниками - удивительных событий в области развития человека, человеческого сознания, духовности.
Специалисты, которые занимаются исследованием человеческой психики, изучением того, что сейчас называется глубинной психологией, в процессе своей работы над проблемами обращающихся к ним людей неожиданно стали открывать один за другим разные методы, которые были в значительной степени известны духовным учителям прошлого, хоть и формулировались на других языках.

В результате в наше время возникла уникальная возможность, сравнивая разные «языки описания», глубже понять многое из того, что до нас дошло из духовного наследия человечества, в частности из еврейской традиции, но в прошлом часто воспринималось либо слишком упрощенно, либо как некая загадка. 

Мой опыт показывает, что такое переосмысление приводит к результатам, ценным как для духовного, так и для психологического знания. Фактически в течение последних пятнадцати лет я, параллельно с психологической практикой, и отчасти на ее основе, провожу духовно – психологические исследование природы человека, человеческих отношений. Отношений не только с другими, но и с самим собой, и с Творцом.
Возникает то, что в науке называется критерием унификации: если новая точка зрения приводит к тому, что разрозненные взгляды собираются в единую картину, это считается в науке признаком правильности подхода. И эксперимент (в данном случае - работа с людьми) это тоже подтверждает.
И я хотел бы поделиться накопленным опытом и знаниями с читателями!

Так получилось, и мы об этом будем говорить в беседах, что, начиная с конца 1980-х, я входил в область духовного развития и в психотерапию одновременно, осваивая эти два способа мышления параллельно. Но у меня они переплелись, образуя единый взгляд на жизнь, - на человека, на мир. Через некоторое время я познакомился с людьми, убедившими меня в том, что, может быть, такое сплетение окажется интересным и другим.

Это произошло в Портленде, на пятинедельном семинаре в Центре Процессуальной Психологии Арнольда Минделла. Семинар был  посвящен решению межэтнических проблем. Было там и немало евреев. Я был единственным религиозным среди них. Это, к моему сожалению, порождало напряжение, сказывавшееся на отношениях.
Один человек даже отворачивался, проходя мимо: хоть он и старался быть доброжелательным, у него это плохо получалось. Я почувствовал, что под этим скрывается что-то серьёзное.
Однажды на семинаре возник открытый разговор на «еврейскую» тему – большой, серьёзный разговор, где было много эмоций, в результате которого прозвучал вопль – не требование, не мнение, а единодушный вопль от евреев, - что они искали в иудаизме духовность и не нашли ее.

Поговорив с каждым подробно, я выяснил, что у одной женщины это было связано с семейной проблемой, с тем, что её бабушка была религиозна, а их отношения сложились так сложно, что это вызвало резкое отторжение религии. Другой испытал унижение в детстве и отправился на поиски духовности в Индию и т.д. Тренер, проводивший одно из занятий, абсолютно светский человек, заявил, что, хоть он и не близок к традиционному еврейскому мышлению, он мечтает о возрождении духовных практик времени пророков.

Я понял, что встреча с этими людьми не случайный эпизод в моей жизни. Я договорился о встрече с каждым из них и даже записал на магнитофон часть бесед, считая их важными для себя, - в частности, с тем человеком, который от меня отворачивался. Мы подружились, и он мне сказал, что хорошо бы о своих взглядах написать. С его легкой руки я и задумал книгу, в которой  рассказал бы о сложившемся у меня видении глубинных связей Торы, еврейской духовной традиции в целом, и практической психологии, о  возможности более полного выявления  внутреннего содержания духовных концепций через их проявления в психологии человека.

В предисловии к своему комментарию Торы рабби Моше Бен-Нахман (ХIII век) пишет, что есть 50 ворот мудрости. 50 – е ворота соответствуют познанию Божественного, а 49-е ворота – познанию человека. Т.е. познание человека, его психологии в частности, - кратчайший путь к познанию духовных законов. Великий комментатор Торы ХII века Ибн Эзра пишет, что человек не познает Божественное, пока не познает свое тело и свою душу. О том же говорит другой великий учитель ХII века раби Бахья Ибн Пакуда классическом труде «Обязанности сердца».

Поэтому сформировавшийся у меня подход я назвал «Путь 49 –х ворот». И книжка будет об этом. А как это будет сделано? Мы договорились беседовать с моим соавтором, который как раз представляет собой такого читателя, к которому я и хотел бы обратиться, - интеллигентного, образованного, тонкого, мыслящего, душевного человека, и в то же время почти незнакомого с еврейской традицией.
Для меня это идеальный вариант, потому что во время бесед я могу почувствовать, на чем надо сделать акцент, а что я могу пропустить, и если я отклонюсь в сторону, то он поможет мне вернуться и найти ту форму, которая была бы как можно более понятной. Ну а зачем это нужно ему, лучше всего ответит он сам.

В.В. : Идея бесед у меня возникла давно. Родилась она на почве твоих занятий психологией и наших бесед об этом. Я нашел тогда глубокий резонанс своему внутреннему ощущению, что многие состояния психики, рассматриваемые врачами как душевные болезни, таковыми не являются, а могут возникать  вследствие ложной системы жизненных ценностей или быть следствием искажений духовного роста.
Я давно об этом думал и нашел у тебя понимание, причем получил в некоторой системе, на научном языке.

Идея о том, что в человеке можно выделять взаимодействующие части подсознания, прослеживать иерархическую структуру, которую они образуют, и с помощью сил самого человека переформировывать как отдельные части, так и их комплексы – это полностью соответствовало моим представлениям как кибернетика. Я ведь занимался теоретически той же задачей в работе над проблемами управления большими, сложными системами.
Но и просто по-человечески такой взгляд соответствовал моим наблюдениям за жизнью.

И мне захотелось записать беседы на эту тему, развить и донести до людей эту показавшуюся мне важной идею. Ведь многие страдают и фактически «загибаются» от неправильного, - не злоумышленного, а неправильного понимания врачами происходящих в них психических процессов, они не больны в обычном понимании этого слова, и, возможно, даже находятся в целом на «восходящей» траектории, и их состояние требует не лечения, а корректировки!
Прошло некоторое время, и, с одной стороны, эта идея стала превращаться не то что в общее место, но о ней стали все чаще и чаще говорить. Я стал получать с разных сторон информацию, что такая точка зрения входит в понимание все более широкого круга людей.

С другой стороны, я увидел, что ты совершил очень серьезную внутреннюю эволюцию, придя к определенной системе аксиом, позволяющих тебе глубже исследовать интересующие меня темы. И мне захотелось на другом уровне вернуться к замыслу этих бесед. Только получилось так, что спектр тем стал более широким, и чисто психотерапевтическая подоплека отодвинулась у нас на второй план.

При этом центральными для меня остались вопросы о том, насколько осознание человеком цели жизни и правильное или неправильное ее понимание определяет состояние психики человека, и как эту цель можно найти в таком сложном и часто релятивистском на сегодняшний день мире.

И, главное, я считаю, что по случаю или по более глубокому замыслу рядом со мной оказался человек, который, мне кажется, может достаточно квалифицированно, и при этом с серьезным душевным откликом, на мои вопросы ответить. И я надеюсь, что это будет интересно не только мне, но и широкому кругу читателей, хотя, тем не менее, я предпринимаю эту попытку на свой страх и риск.

Что касается вопроса «как», то в диалоговой системе, в которой мы будем существовать на этих страницах, я постараюсь ограничиваться лишь сущностными вопросами, по возможности не нарушая логику и не сокращая многомерность ответа даже, может быть, тогда, когда у меня самого возникают несогласия и возражения. И при обработке текста буду стараться сохранить непосредственность и «разговорную» форму  общения, имевшего место в жизни.

Б.Я.: Я хочу добавить по поводу твоей фразы про аксиомы. Я предпочел бы говорить иначе. Дело в том, что когда я познакомился со своим духовным наследием и начал осваивать  еврейскую традицию, у меня уже был опыт научной работы. В науке тоже есть аксиомы. Но от одного друга нашей семьи, специалиста по управлению большими системами, я еще в юности почерпнул идею, которая потом стала для меня базисной мировоззренческой концепцией.
Это идея концептуального поиска. Смысл ее в том, что процесс исследования достаточно сложного вопроса часто требует переосмысления и коррекции исходных положений и даже самой цели поиска «по ходу дела». 

В этом смысле те аксиомы, о которых ты говорил, не являются для меня аксиомами в научном понимании. Для меня это некоторая репрезентация более глубоких истин, которые требуют внимательного исследования. Это позволяет мне в процессе развития корректировать свои «истины», постепенно проявляя их более глубокое содержание.

В.В. : Что ты имеешь в виду?

Б.Я.: Цель духовного развития может быть сформулирована очень по-разному, однако, как и в квантовой механике, они представляют разный взгляд на один и тот же процесс. Можно целью духовного развития считать раскрытие своей сущности, можно считать целью приближение к Истине, но на практике очень важно не фиксировать слишком жестко свои представления, чтобы они не оказались цепями, которые мешают дальнейшему развитию.
Например, аксиомами, элементарными истинами, в иудаизме являются заповеди. В Торе написано, что определенные вещи необходимо делать, например, помогать нуждающимся. Написано и о том, чего делать не следует. В частности, одной из таких «запретительных» заповедей является запрет злословия.

Точнее, это место в Торе традиционно толкуется как запрет злословия, и, конечно, злословие – вещь не очень хорошая, и лучше бы его избегать. Но я уже говорил, что мои учителя в науке сформировали во мне такой подход, чтобы при появлении важной новой информации была возможность в каком-то смысле взглянуть на свои собственные убеждения со стороны, переработать их и внести в них необходимые коррективы.
Вот со мной в вопросе о злословии и произошло то, что произошло с одним жестянщиком из древней восточной притчи.

Его заключили в тюрьму, а жена, узнав каким-то образом устройство замка, принесла ему коврик для моления, выткав на нем это устройство. Каждое утро жестянщик во время молитвы нагибался к коврику, и вдруг он стал замечать в узоре что-то знакомое. И однажды он распознал в узоре устройство замка. Тогда пленник из очередного куска жести выточил ключ, (охранник приносил ему жесть и продавал его поделки) и ушел. Эту историю рассказал своим ученикам Учитель по имени «Мастер узора» в ответ на их вопрос о том, почему его так зовут.
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Реклама:    

Все права защищены 2010-2018. © Рав Меир Брук (из Бруклина) | Об использовании моих публикаций.