English (United Kingdom)Deutsch (DE-CH-AT)Ukrainian (Ukraine)Russian (CIS)

news blog logo
news menu left
news menu right
top news photography

Коктейль: Кабала, психология, хасидус, и разные приправы.

Рав Меир Брук. Персональный сайт о загадках и ресурсах еврейской традиции в современном мире для современного читателя. О воспитании, о каббале, о хай-теке, о внимании, о возрастных кризисах и т.д. Автор - работает над созданием русскоязычной еврейской общины в Jewish center of Brighton Beach - Бруклин, Нью-Йорк. Read more...

«Бедные родственники»
Donnerstag, den 06. Januar 2005 um 00:00 Uhr- 3мин. чтения
There are no translations available.

ПотерЯнные души в украинском местеЧке...

 

Режиссер Павел Лунгин

Россия–Франция, 2005.

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ссылки

скачать торент-файл

Новая картина одного из мэтров современного отечественного кино синтезирует традиционный популярный жанр мошеннической комедии – mistaken identity, qui pro quo, любовные интрижки, покушения на убийство, погоня за длинным долларом – с актуальными мотивами (Холокост) и топосами (постсоветская глубинка), а также с лирической струей, пробивающейся сквозь лоскутное одеяло колоритного квазикустурицевского экшн.

Фабула этого фильма такова. Аферист Эдуард (Константин Хабенский), этакий гибрид Чичикова с Остапом Бендером, взялся устроить для нескольких иностранцев встречу с их давно утраченными, а точнее – никогда не виданными родственниками из украинского захолустья. Одна загвоздка: родственников этих нет и в помине, а само местечко еще в войну было стерто с лица земли. Но благодаря природной сообразительности и благоприобретенной аморальности Эдуарда и нужде аборигенов в деньгах проблема эта легко решается: соседний городок получает на время искомое название, а несколько его жителей со своими семьями начинают играть растроганных донельзя, вновь обретенных родственников. Дальше, однако, всё оказывается не так просто. Тайное становится явным, складываются неожиданные отношения и возникают непредусмотренные сюжетные линии. Впрочем, в конце почти все счастливы, обретя пусть не родственников, зато родственные души, и только столичный циник Эдуард остается у разбитого корыта – без денег и без единственного друга.

Картина получила все главные награды сочинского «Кинотавра» – Гран-при, приз за лучший сценарий и лучшую мужскую роль, но не избежала нападок критиков, упрекающих Лунгина за то, что он продался французскому капиталу и снял лубок на экспорт, а также за то, что заявлена комедия, а несмешно. Сам же Лунгин утверждает, что хотя «французы давали деньги на мои картины, но я всё равно снимал русское кино <...> Когда ты уезжаешь за границу, тебя охватывает какой-то абсурдный патриотизм. Оттуда всё время кажется, что всё самое интересное, важное и мучительное для тебя происходит в России».

На самом деле фильм, конечно, вполне русский, точнее, постсоветский и – еврейский, отражающий ряд современных реалий. Группы евреев-иностранцев, бороздящие в своих автобусах незалежну Украину – с исследовательскими, туристскими или личными целями. Нескончаемый поиск родственников и воссоединение семей. Во всех видах муссируемая тема Холокоста... Один из лунгинских иностранцев сам прикинулся не тем родственником, украинцем, чтобы отомстить своему псевдодеду-полицаю, погубившему его настоящую родню. Пронзительная сцена, когда местная еврейская старушка – божий одуванчик (которую играет 95-летняя француженка-эмигрантка из России Эстер Гуэтен) поет на идише своему «брату» из Америки, единственному оставшемуся родственнику – ведь «всех убили, Сёма, всех убили».

И на самом деле фильм смешной. Причем не столько за счет доминирующего грубоватого, такого российского юмора и откровенно фарсовых элементов, сколько за счет колоритнейших эпизодов с проходными персонажами. Тучный грозный градоначальник, в допотопном сюртуке и допотопной же «чайке», в надежде на обещанную мзду поджидает главного героя в тенистых уголках. Экс-директор цементного завода белокительный «товарищ Ковшиков», стоя в ковше (намеренный каламбур?) экскаватора, вразумляет разбушевавшегося алкоголика (Сергей Гармаш), своего бывшего рабочего, который от одного вида его делается кротким, как дитя. (Причем вразумляет он его, говоря: «Яша, что же о нас в Америке подумают!») Допившийся до «белки» банщик-массажист, у которого в заброшенной бане плавает с виду сом, а на самом деле первый (еще до Гагарина!) советский космонавт. Главный герой, столичный хлыщ, берет приступом недоверчивую старую деву (Наталья Коляканова) – в гамаке, подвешенном на плакучей иве над зеленой рекой, где они перед тем – гиперболизация отечественной разрухи – полоскали свои шмотки.

И всё же это не просто комедия, «Мертвые стулья» с «Двенадцатью душами», а довольно сентиментальная драма. Где все герои по-своему несчастны и одиноки и ищут не столько денег, сколько человеческого тепла. Местные «артисты» стараются не за страх, а за совесть: еврейская старушка искренне верит, что обрела брата; украинскому деду по душе пришелся «племянник», разделяющий его страсть к рыбалке; паренек в искреннем восторге от модного заграничного кузена. И «буржуи» вовсе не такие благополучные, как можно было ожидать. Американский «дядя Сёма» совершенно одинок на своей роскошной вилле и обретает в «сестре» единственного близкого человека; израильский мачо-мафиози (Леонид Каневский) – трогательный еврейский сын, более всего на свете привязанный к праху своей матери. И даже у столичной штучки Эдуарда есть свой «потерянный» родственник – сын, которого он много лет не видел, которого по-своему любит, а тот обещает ему при следующем звонке «глаз на жопу натянуть».

Такая вот у Лунгина получилась еврейская комедия про грустную жизнь.

Давид Гарт

источник:

[<<Содержание] [Архив] ЛЕХАИМ ФЕВРАЛЬ 2006 ШВАТ 5766 – 2 (166)

 

Наши спонсоры:

Banner
Banner
Banner
Banner


Реклама:    

Все права защищены 2010-2020. © Рав Меир Брук (из Бруклина) | Об использовании моих публикаций.