English (United Kingdom)Deutsch (DE-CH-AT)Ukrainian (Ukraine)Russian (CIS)

news blog logo
news menu leftnews menu right
top news photography
Коктейль: Кабала, психология, хасидус, и разные приправы.

Рав Меир Брук. Персональный сайт о загадках и ресурсах еврейской традиции в современном мире для современного читателя. О воспитании, о каббале, о хай-теке, о внимании, о возрастных кризисах и т.д. Автор - работает над созданием русскоязычной еврейской общины в Jewish center of Brighton Beach - Бруклин, Нью-Йорк. Read more...

Животное в Талмуде – и в человеке.
Written by M. Bruk   
Sunday, 03 August 2008 00:00- 7мин. чтения
There are no translations available.

Талмуд – подробно разбирает природу и различие домашних и диких животных.
Разбирается это в трактате Бава Кама – в теме ущербов.

Для домашних животных вводятся две категории – там и муад.
Там – это обычное домашнее животное, которое мы предполагаем по своей природе неагрессивным и неопасным для окружающих.

Если бык три раза совершает агрессивный акт – он переходит в категорию муад – рецидивист. Такой зверь рассматривается как опасный, и к нему применяются повышенные меры предосторожности.

Рассматривая диких животных – Талмуд рассматривает их всех изначально как муад – рецидивистов.

Еще более интересно, что человек с этой точки зрения тоже рассматривается как муад, т.е. могущий быть опасным.

Разберем в чем особенность различия домашних животных от диких.
Это – их отношение к человеку, в частности (в первую очередь) к своему хозяину.

Дикое животное – не подчиняется человеку, оно его боится, но в определенных ситуациях оно готово проявить против человека агрессию.

Домашнее животное – знает, что хозяин о нем заботится (дает крышу над головой и пищу). При этом хозяин не обижает домашнее животное. Поэтому, домашнее животное – «играет» с человеком в «кооперативные» игры. Оно служит человеку.

Еврейская Талмудическая мудрость имеет несколько уровней понимания.

В первую очередь это буквальный уровень.
Но – мы можем рассмотреть это как символический уровень (как машаль - метафора), который применим к более глубинным процессам.

В частности, говоря о отношении житвотного и человека – мы можем перенести эти отношения вовнутрь самого человека – как отношение духовного и животного начал.

Мы можем увидеть, что духовный уровень человека может быть разделен на три ситуации:
- праведник;
- культурный (цивилизованный) человек;
- дикий человек.

Начнем с дикого человека (пере адам). Это человек, в котором его животное начало – дикое и ничем не сдерживаемое.

Такой человек всегда готов напасть на другого человека. И если предоставить ему соответствующие условия, он может разрушить весь мир.

Самая близкая к большинству людей модель – человека культурного.
Как эта модель выглядит в моделях Талмуда.

Это человек, животное начало которого – представлено диким животным,
Но сытым и подконтрольным внешним силам общества.

Как устроен культурный человек?
Во-первых, он живет в цивилизованном обществе, в котором достаточно крепкая полицейская система. Т.е. его зверь боится, что его накажут, если он «выйдет из себя».
Второй аспект такого человека идеально описывается фразой «Не будите во мне зверя».
Когда дикий зверь наестся, он засыпает, чтобы переварить добычу.
Цивилизованное общество – сытое общество. В таком обществе базовые нужды человека (кров, еда) обеспечиваются и дикому зверю можно «не напрягаться». Он дремлет.

Также сдерживают его культурные рамки общества. Если Вы входите в «высший свет», т.е. в структуру, где не принято демонстрировать зверя, то Вы зверя запрячете подальше, чтобы вписаться в общество.

Но у культурного человека – зверь остается диким, хотя и замаскированным.

Особенность культурного человека – «наш бронепоезд стоит на запасном пути». Зверь готов в любой момент проснуться.

Самой красноречивой демонстрацией пробуждения зверя была история фашистской Германии.

Процесс выглядел особенно неожиданно для тех, кто уповал на эффективность влияния на человека культуры. Немцы – за несколько лет превратились в «стаю волков».

Некоторые структуры могут поставить своей целью «выращивания» особенно агрессивных «зверей». Так, например, арабы сознательно воспитывают в своих гражданах (начиная со школы) ненависть к евреям.

Интересно, что арабы – считаются потомками Ишмаэля (пэрэ адам – человек-дикарь).
В арабах – агрессия – без границ. Подобно каалистическому описанию Ишмаэля – хэсэд без границ (без гвуры). Хэсэд – это не доброта, а распространение – без границ, что было характерно для мусульманской средневековой экспансии.

Германия – классический представитель Эйсава. Эйсав – это чрезмерная гвура. С помощью каббалы мы интерпретируем это, как особенно упорядоченная жестокость – жестокость, усиленная образцовым порядком, характерным для немецкой ментальности.

Рецидивы пробуждения зверя были отмечены и в сытой Америке, когда на нее «напал» энергетический кризис, и люди вынуждены были часами стоять в очереди за бензином.
Обнаружилось, что миролюбие американцев – было следствием их сытости, а не внутренними качествами.

А теперь – самое интересное, кто же такой – человек, с домашним животным началом.

Согласно еврейскому мировоззрению, человек состоит из двух начал – животного и духовного.

В мире существует очень мало систем, которые учат человека организовать правильное взаимодействие между этими двумя началами.

У ребенка – животное начало имеет монопольное влияние.
И если человеку не помочь развить духовное начало – то и во взрослом состоянии человек останется под контролем своего животного начала, только в лучшем случае – «призаснувшего».

Вспомним характерную особенность домашнего животного. Оно ценит заботу хозяина, слушается его и не пытается начать управлять своим хозяином – знает свое место.

Что происходит в результате еврейского духовного развития?

Пока животное начало у власти – оно распространяет клевету на духовное начало, чтобы человек боялся «отдать власть» в своем внутреннем мире – духовному началу.

Отсюда, стандартная реакция светского человека – на попытку вовлечь его в еврейский путь развития духовного начала. Человек – пугается и убегает, как классический дикий зверь – при приближении человека.

Каков же правильный путь?

Человек, с помощью заповедей, учебы и правильного мировоззрения – активизирует свое духовное начало. Одновременно все эти процессы – «объясняют» животному началу, что ему гораздо лучше быть под опекой духовного начала.

Настоящая духовность – не занимается истязаниями над плотью, а наоборот, заботится о теле, как об очень важном инструменте.

Именно так, как происходит взаимоотношение между хозяином и его домашним животном.

Поэтому, в Талмуде возникает понятие домашнее животное – там, неагрессивное, дружественное и благодарное к хозяину.

Важно понять, что такое домашнее животное работает в «одной команде» с духовным началом. Зверь – из оппонента превращается в партнера.

Важное различие между оппонентом и партнером – партнер не заинтересован в саботаже и других противостояниях. Партнер получает «прибыль» от результата.

Известно, что тело праведников достигает совершенства и не разлагается после смерти.

Эту тему переняли христиане в истории с нетленными мощами (как например в Киевской Лавре).

Еще один важный фактор – человек с «одомашненным» животным – не нуждается в дорогостоящей пеницитарной системе – полиции, суде, тюрьмах.

Подведем итог: домашнее животное обладает следующими важными качествами:
Оно слушается хозяина
Оно служит хозяину
Оно ценит хозяина
Оно кормится от хозяина
Оно не агрессивно к миру (и хозяину) и не выходит из повиновения.

Эти же отношения работают между телом праведника (домашнее животное) и его душой.

И если дикое животное боится и не пойдет «приручаться» к человеку, то домашнее животное приручено, согласно своей природе.

Дополнение:
Так же как домашнее животное может перейти в состояние агрессии и даже стать муад-рецидивистом, мы должны понимать, что и у праведника победа и освоение тела – процесс, в котором могут быть «сюрпризы».

«Одичание» домашнего животного обычно связано с какими-то факторами.
Точно так же праведник попадает в испытания, в которых его животное может выйти из-под контроля.

В некоторых случаях праведник это предполагает заранее, и зная коварство животной природы – избегает испытаний.
В частности, считается, что вид женского тела (тех частей, которые скрыты в скромных одеждах) очень сильно пробуждает животные страсти. И поэтому кошерные евреи в местах своего обитания не допускают подобных провокаций с видом женского тела.

Потому что здесь работает «автомат» - очень сильный инстинкт.

В других случаях, праведник знает, что он может попасть в испытание – в частности в ситуации с гневом, или с критикой переходящей в лашон а-ра.

Эти ситуации Тора иллюстрирует историями с Мирьям (лашон а-Ра на Моше) и Моше (гнев - стучал посохом по скале).

Обычно подобные «проколы» имеют свою логику.

Так, Мирьям все время была для Моше в качестве опекающей старшей сестры и стремление воспитывать младшего брата вылилось в историю из Торы.

Моше был вождем жестоковыйного народа, которому он должен был дать Тору – мы по сегодняшним евреям знаем, как тяжело евреям принять идеи Торы.
Эта суровая работа провоцирует возможный гнев в руководителе и история из Торы с гневом выглядит вполне логичной.

Идея муада – рецидивиста говорит о том понятии хазоки – трижды повторенного действия, которое переходит в привычку.

Поэтому, вводя разграничение между там и муад – обычный бык и рецидивист Талмуд подчеркивает, что после разового проявления человек не должен отчаиваться, а, наоборот, повысить бдительность и начать серьезнее работать над собой – сделать тшуву и организовать контроль (поставить шофтим и шотрим – судей и надсмотрщиков на воротах – т.е. на органах чувств).

Талмуд дает нам потрясающую область для творческого осмысления.

Если мы рассмотрим ситуации из Талмуда, в которых описывается «одичание» домашнего животного – каждая из этих ситуаций может выстроить нам параллель на жизнь человека, работающего над своим животным началом.

Приведем пару примеров из главы «а-Конес» трактата Бава Кама.

Разбирается овца в загоне, которую оставили под палящим Солнцем.
Нормальная овца из загона не убежит. Но Солнце заставит ее искать спасения и она проломит забор и выбежит.

Подумаем, что является Солнцем в жизни человека и его животного начала?

Это может быть, например, внешнее возбуждение.
Кстати, обнаженное женское тело вполне вписывается в этот механизм. Оно «нагревает» животное начало которое может в результате «выскочить» из-за ограды.

Второй пример – если овца шла по возвышенной дороге с которой свалилась на соседский огород. И там она начала объедать плоды. («Пустить козла в огород»)

Один из комментаторов разбирая ситуацию объясняет, что если овца познакомилась с этим маршрутом (вначале она упала случайно) и узнала, что можно падать и попадать в огород – мы должны эту овцу оберегать и следить за ней особо.

Уважаемые читатели! Можете подумать сами о параллелях с внутренней динамикой.

Наше животное начало опасно не только своими действиями, но и мыслями.
И в этом «жанре» приручение гораздо более утонченный и сложный процесс.
Мы хорошо знаем, что во время молитвы человеку очень тяжело остановить поток чуждых мыслей, которые не дают ему сосредоточиться на молитве.
Это тоже происки животного начала. В этой сфере «одомашнить» его гораздо сложнее.
И вывести из равновесия гораздо легче.

Итак, мы видим, что Тора не считает победу над нашим животным началом окончательной. Только импотент может чувстовать себя в «безопасности» и не возбуждаться от женщин.

Тора рассматривает нормальных людей, живущих полнокровной жизнью.

И их животное начало – постепенно одомашнивается. Но всегда остается дорожка к отступлению (назад к дикой природе). И поэтому, человек, ассоциируя себя с душой – становится и хозяином, и дрессировщиком, и сторожем, и психологом своему животному началу.

Стремясь к тому, чтобы душа и тело как всадник и лошадь двигались к цели, при этом не забывая, кто «в доме главный».

 

Наши спонсоры:

Banner
Banner
Banner


Реклама:    

Все права защищены 2010-2020. © Рав Меир Брук (из Бруклина) | Об использовании моих публикаций.